Крылья Мангистау: рейдерский захват воробьев и как вороны на ЗПМ гнезда вили
Курс валют в Актау
на 22/09/2018
 
358.12
362.31
 
418.35
423.44
 
5.3
5.48
Номер редакции: 8 (7292) 53 34 53
Номер журналиста: 8 747 353 34 53
Рекламный отдел: 8 707 040 14 81
site@tumba.kz
ПОДАТЬ ОБЪЯВЛЕНИЕ
Суббота,
22 Сентября, 09:04
Вход |Регистрация
Главное » Все о Мангистау

Крылья Мангистау: рейдерский захват воробьев и как вороны на ЗПМ гнезда вили

1 Апреля 2018 (15:13) | 4517 | Автор: Наталья Шляховая

Полуостров просыпается после зимы, протирает глаза, сбрасывает ночную сорочку из пожухлой травы и собирается переодеться в зеленое нарядное платье. Ослепительное солнце, отплевываясь от песка после недавней пыльной бури, лакирует до прозрачности дымчатые витражи небосклона, разбрасывает горячие лучи во все стороны, пытаясь согреть продрогшую степь и студеное море.

 

 

Бескрайние просторы оглашаются приветственными гимнами пернатого царства: свистом, переливами, клёкотом, трелями и щебетаньем. Поют, аж заходятся, радуясь долгожданной весне и наступившим теплым денёчкам. Взмывают ввысь, растворяясь в облаках. Именно им небо вручило ключи от своих владений.

Птиц на Мангышлаке большое разнообразие. Одни живут по соседству и хорошо нам знакомы, о других мы знаем понаслышке, некоторые уже занесены в Красную книгу.

 

Крылатые соседи

В 60-е годы в только что начавшем строиться городе появились оседлые птицы с твердым намерением не покидать этих мест. Взять, к примеру, воробья. Вначале это была небольшая чирикающая компания, которая быстро заняла пустующую нишу. Серенький невзрачный прохвост обитает повсюду, давно нам примелькался, и все привыкли к его жизнеутверждающему чириканью.

 

 

Но спросите – где его гнездо и как он высиживает своих воробьят? Не каждый знает, что живет он под крышей, обустраивая своё жилище в любом ее укромном местечке, устилая «квартиру» всяким подручным материалом, будь то бумага, кусочек ткани, травина или соломинка. Часто воробьиные стайки промышляют «рейдерским» захватом, занимая скворечники или ласточкины гнезда. За это им попадает «на орехи» от «законных владельцев», но воробьев это не останавливает,  и они снова проказничают, идя в наступление и участвуя в шумных боях. За лето их семьи успевают вырастить два-три выводка птенцов.

 

 

Шевченко в ту пору активно озеленялся. В буйных насаждениях поселились жуки и мошки – незваными гостями они приехали в вагонах, прибывших с Большой земли по недавно проложенной железной дороге. А это корм для ласточек и стрижей, чьи миграционные пути пролегают в районе Куюлуса. Кормиться чем-то надо во время длительного перелета, а тут внезапно появившаяся бесплатная столовая. Зачем лететь куда-то дальше? Вот и стали эти птицы каждый раз заворачивать в наш город и гнездиться здесь. Польза от них неоспоримая: где живут стрижи и ласточки, там меньше надоедливых насекомых – мух, москитов, комаров.

 

 

Нередко на глаза горожанам попадается удод. Птичка эта степная, но прилетает в городскую черту за лакомством – ее привлекают старый и новый ботанические сады, в которых много живности. Своим длинным изогнутым клювом удод достает из узких щелочек земли и коры деревьев все тех же жуков и мошек.

 

 

Жизненные ареалы птичьей фауны еще не закончили свое формирование, поэтому наблюдаются и аномальные явления. Те же стрижи, ранее покидающие наш полуостров в середине сентября, с недавних пор стали собираться в дорогу в конце июля. Хотя погодные условия и кормовая база позволяют им задерживаться здесь намного дольше. Или грачи – в недавнем прошлом они оставались в городе на зимовку. Теперь их почти не видно. Есть два варианта объяснения этого явления: первое – изменение маршрута перелета, о чем пока молчат орнитологи. Второе же более банальное - им труднее стало добывать еду: пищевые отходы горожане выбрасывают в пластиковых пакетах, и добраться до лакомых кусков проблематично.

 

 

Исчезли и кукушки. А двадцать-тридцать лет назад они еще оглашали нижние микрорайоны мелодичным кукованием.

Зато появились серые вороны. Они обосновались в городских окрестностях последние лет десять и живут на насиженном месте круглый год. Теперь мы знаем, когда пойдет снег – накануне снегопада «метеорологи» семейства вороновых с большим усердием хриплыми голосами сообщают нам об этом. Кстати, на территории бывшего ЗПМ несколько лет назад свили гнездо ворон и ворона огромных размеров. По-видимому, заброшенные корпуса заменили им дикие утесы. В тишине и спокойствии они царствуют на этом участке, высиживая в уединении потомство.

 

 

Нужно сказать, что человек приложил руку к появлению здесь разных птиц. В частности, зерновые терминалы являются их зоной интересов. Обильная кормушка привлекла голубей, которые так разжирели от безудержного аппетита, что порой не могут взлететь и служат легкой добычей для кобчика и сокола, как и мыши, потому что где зерно, там и грызуны. И не только они – зайцы тоже делают ночные набеги на зерновые склады.

 

 

И тут уже в дело вступает орел – безоговорочный лидер среди хищных птиц, его жертвами становится и мелкая, и крупная живность. Ночью этой живности нет покоя от сов – признанных ночных охотников.

 

 

И летуны, и рыбаки

Наш благословенный Каспий - уникальный водоем – дал приют и стол многочисленной пернатой братии. Здесь есть и аборигены, и прилетающие сюда после зимовки в теплых краях. Секрет очень прост: северная часть моря мелководна, что позволяет водоплавающей птице доставать со дна моря, богатого кормом, себе пропитание. Надо принять во внимание и то обстоятельство, что здесь находятся Тюленьи острова, да и берега до недавних пор оставались безлюдными. Это был настоящий птичий рай. В огромном количестве в этих местах жили, кормились и выводили птенцов крачки, черноголовые чайки, чайки обыкновенные, чайка-хохотун. Из утиного семейства отмечены лысухи, крохали, гоголи, кряквы. Некоторые останавливались только на пролете, другие же оставались и гнездились в камышах островов, в урочищах Каламкас и Каражанбас.

 

 

На побережье нашего города можно встретить гнёзда чаек, хотя, конечно, не в таких количествах, как на островах. Зато здесь было раздолье еще для одного отличного рыболова – баклана. Дело в том, что море в районе города глубже, что затрудняет добычу корма некоторым утиным видам. А вот бакланам не составляет труда нырять глубоко за добычей – в основном за бычками, которые живут в расселинах подводных рифов. Сейчас редко увидишь картину, когда, выстроившись в пеленг, стая бакланов летит низко над водой, высматривая на глубине гряду из россыпи камней, предвкушая богатую добычу.

 

 

Чайку многие недолюбливают. Она и воровка, и нахалка, и голос у нее неприятный. Но куда же без крылатой наяды? Она вечная спутница моря. Морская стихия неразлучна с этой птицей. А сколько раз чайка фигурирует в стихах и песнях! Именно ее окутывает романтичный ореол: «А море молчало, лишь чайки кричали», «Чайка за кормой верна кораблю, как ветрам облака…», «Прозрачное небо над нами, и чайки кричат над волнами». Так что эта крикливая плутовка прочно заняла свое место в этом мире, и не стоит ее осуждать слишком строго – такова ее натура.

 

 

На берегу, в полосе прибоя, можно заметить птичку-невеличку – куличка. Он собирает из всплывающего песка рачков-бокоплавов. У каждого из них небольшой участок побережья в несколько метров. Смешно выглядят их пограничные войны: кулики наскакивают друг на друга, петушатся и дерутся, как настоящие бойцы. Поняв свою ошибку, нарушитель границы поспешно ретируется, провожаемый победным писком хозяина территории. 

 

 

Зачастую у нас остаются зимовать лебеди. Сердобольные жители подкармливают их. Но белоснежных красавцев становится все меньше, и этому есть объяснение. Ранее они селились на зиму на озере Караколь, где теплая вода из реактора позволяла птицам более-менее комфортно ночевать, а поутру отправляться в город выманивать у людей хлеб насущный.

Вообще нужно отметить положительную роль озера в жизни пернатых нашего региона.

 

 

На пролете здесь останавливались тысячные стаи фламинго. Старожилы помнят то завораживающее зрелище, когда множество этих реликтовых птиц на закате, усиливающем розовый цвет их оперения, направлялись к месту гнездования в дельте Волги, где был организован заповедник. Когда БН заглушили, по всей видимости, упала температура воды, и пошла цепная реакция – уменьшилось количество моллюсков, обитающих на дне Караколя, следовательно, озеро стало некомфортным для фламинго, которые процеживали ил своими клювами, оставляя себе съедобных ракообразных. Там же кормились и лебеди: опустив длинные шеи в воду и смешно болтая перепончатыми лапами, они добывали со дна пищу. Теперь кормиться все труднее. В настоящее время аналогичная проблема коснулась и остальных видов птиц, облюбовавших Каспий.

 

 

Закон о природных явлениях гласит, что если в одном месте чего-то прибудет, то в другом обязательно убудет. Простой пример – человек начал интенсивно осваивать Северный Каспий: отсыпает искусственные острова, бурит скважины; десятки барж с оборудованием, ледоколы, буксиры заполонили акваторию, тесня истинных хозяев этих мест, живших здесь сотни тысяч лет.

 

 

И теперь они вынуждены искать приют, покидая свои исконные гнезда. Обидно за них. Они часть нашего мира, природы, которую мы не бережем и истребляем по глупости. Человек, остановись и подумай – с кем и с чем в итоге ты останешься?

 

Фото из архива «Тумбы, а также Iluhis.com, yandex.ru, www.astromeridian.ru, www.amic.ru, Wday.ru, Udivitelno.com, 4Lapki.com, ok.ru, grandkid.ru, meta.kz, Birds.kz

Подписывайтесь на наш Telegram канал -
будьте в курсе всех новостей
Присылайте свои новости на WhatsApp
+7 747 353 00 03
Нашли ошибку? Выделите и нажмите Ctrl+Enter
КОММЕНТАРИИ:
Январский, 1 Апреля 2018 (15:25)
3 0
читал с удовольствием, спасибо
ДОБАВИТЬ КОММЕНТАРИЙ
Комментарии могут оставлять только зарегистрированные пользователи.
Зарегистрируйтесь или войдите в систему